Известный украинский ресторатор и создатель концепций знаковых Одесских ресторанов Савелий Либкин посетил бутик KAMANA в Одессе и рассказал Кристине Курганской о своем отношении к ароматам, новой книге, роли запахов и парфюмерных ассоциациях.

Сколько ароматов в Вашем парфюмерном гардеробе?

В моем парфюмерном гардеробе сейчас один аромат. Мне его подарила сестра. Я им пользуюсь, но не скажу, что я от него в восторге. Мне нравится запах ветивера, а еще парфюм Tabarom от Creed - он пахнет табаком, очень мужской аромат, в нем нет женских компонентов. Есть еще такой бренд Nasomatto и его аромат - Black Afgano. В этой линейке необычные парфюмы, не простые мужские одеколоны, а также запах гаража, резины, керосина. Но я не думаю, что моя работа позволяет мне носить такие парфюмы. Я работаю руководителем и мне нужно выглядеть не очень творческим. А в свободное время я могу носить любой аромат, просто не уделяю этому должного внимания. Еще у меня есть  парфюм, который я всегда ношу с собой. Он называется «Chocolad». Я его случайно купил, он лежит у меня в машине на случай, если мне нужно срочно нанести какой-то аромат.

Запах в Вашей играет важную роль?

Запах? Запах тела — да. Запах тела мне очень нравится. Запах мужского тела я ненавижу, для меня они все отвратительно пахнут, а вот женщины по-разному пахнут, особенно. А парфюм — это, в первую очередь, изыск. Что-то особенное.

Я знаю, что Вы очень часто бываете заграницей. Запахи вызывают у Вас воспоминания из путешествий?

Да. Помню тот момент, когда я случайно набрел на магазин в Милане, где я купил брюки. Там пахло старыми вещами, антиквариатом таким. Стоял запах дорогих тканей, сосредоточенных в одном месте. Мне еще знаете, чем это место понравилось? Я вышел из магазина, прошел 100 метров, и увидел вывеску… время было уже часов 7-8, все остальные бутики уже были закрыты. Этот мне понравился, я постучался, и мне открыла типичная славянская девушка, наша, украинка. Мы с ней тогда очень здорово пообщались.

С каким запахом у Вас ассоциируется счастье?

Для меня это запах младенца. Мне очень нравится, как пахнут мои дети. Когда я захожу к ним в комнату, сразу вспоминаю детство. У детей такой безумный, абсолютно чистый запах, который невозможно повторить.

А любовь?

Любовь? Про любовь мне сложно сказать, это манипулятивное слово, Вы же понимаете. Его значение каждый раз меняется. Вы же любитежизнь, машины, деньги… Вы всё можете любить. И поэтому вот эти вот искажения, которые есть в слове «любовь», — это искажения определенные, чувственное восприятие чего-то там. Я вот воспринимаю какие-то вещи по-своему, иначе, чем другие люди. Кроме того, любовь очень часто путают с влюбленностью. Я думаю так, что слово «влюбленность» — это некое повышенное давление, которое возникает в какой-то момент времени и при этом…Нет, не так. Чувство, когда время приобретает особенный смысл, когда оно звенит. Я хорошо помню, что во времена влюбленности мне всегда кажется, что цвета какие-то более яркие. Сирень более сиреневая, белое — более белое, черное — более черное.

 

 

А как Вы выбираете парфюм для любимой женщины?

Я покупаю аромат исключительно для нее. То есть я ориентируюсь на то, что ей понравится гарантированно. Это подарок, я подхожу к этому внимательно. Всегда прежде, чем приобрести аромат, я слушаю, на что она реагирует, на что она включается. И когда я это знаю, мне хватает ума уже не ошибиться. Я представляю себе её потенциал: виртуальный, чувственный, эмоциональный и так далее, — и вижу, где у нее фокус интереса. Мне бы очень понравилось, если бы мне продали какой-то концентрированный парфюм в очень маленьком невзрачном пузырьке, как бы «без дизайна». Но чтоб он был правильно подан: отдельная витрина, отдельное стекло, отдельный ценник, запись за три недели и так далее. Чтобы это был какой-то запретный плод.

Для Вас парфюм — это какой-то месседж, который должны прочитать окружающие, или это Ваше внутреннее ощущение себя?

У меня мнение такое: мне всегда было интересно раньше стать, а потом уже вдогонку быть похожим на того, кем я стал. Но быть похожим, а не казаться. Это такой простой мужской подход: мне на самом деле всегда было плевать, что обо мне думают, мне всегда было важно, чтобы портмоне было толстое и тяжелое, а что обо мне при этом думают, для меня не имеет значения. Это надо уже думать, как покупать туфли, чтобы быть похожим на  «европейского миллионера».

Мы знаем, что Вы выпустили уже вторую книгу, о чем Ваше новое произведение?

В свой новой книге “Одесское застолье: от Привоза до Дерибасовской” я предлагаю читателю пройти в современную одесскую квартиру или на дачную веранду, где накрыт большой стол. На нем стоят одесские блюда попроще — сейчас люди не хотят тратить много времени на готовку. Здесь есть блюда разных кухонь: русской, болгарской, армянской, грузинской, еврейской, белорусской. Есть парочка очень деликатесных и сложных творений: чтобы пустить пыль в глаза и поразить гостей в самый желудочек сердца. В новой книге для меня было важно показать историю Одессы в новом ракурсе — сквозь призму знаменитого культа еды. Так, что я тоже приглашаю Вас в гости!

Спасибо! Ваши рестораны стали настоящими Одесскими достопримечательностями! А если бы у Вас была возможность создать свой аромат, каким бы он был?

Я на эту тему думал, кстати говоря. Я неплохо рисую, мне эта тема  очень близка. Мне очень нравится маркетинговая идея флакона Tom Ford Black Orchid. И мне еще понравилась идея, принадлежащая Armani, примерно 5-летней давности с деревянными крышечками на флаконах парфюмов: они стояли в магазинах одежды и я повсюду на них натыкался.  Поэтому мне нравится простой и лаконичный дизайн флакона, потому что для меня внешняя составляющая играет очень важную роль. И эти ароматы в их собственных бутиках и среди их одежды воспринимаются совсем по-другому. Я понимаю, что это не нишевая парфюмерия, но для меня внешний образ очень ценный.